Почему реформы загубили диспетчерское управление энергосистемой в России?

Публикуем отрывок из  книги  профессора В.В. Кудрявого «Риски и угрозы Российской электроэнергетики. Пути преодоления» в части описания  последствий реформирования энергетики для диспетчерского управления объединенной энергосистемы и региональных энергосистем.

излом6
«Разработчики реформ проигнорировали важнейшую особенность ЦДУ ЕЭС, которое в отличие от операторов большинства стран, находясь в составе хозяйственного комплекса, реально управляло и оптимизировало режимы работы объединенных энергосистем. При этом результаты его деятельности были подконтрольны компетентным службам энергохолдинга.

По плану реформ ЦДУ ЕЭС было выведено из состава ОАО РАО «ЕЭС России» и преобразовано в самостоятельную компанию ОАО «СО ЕЭС» для выполнения технологических функций. Для управления коммерческой деятельностью была создана отдельная компания – ОАО «Администратор торговой системы» (ОАО «АТС»), статус которой закреплен в нормативных документах. Сегодня рынок на сутки вперед на оптовом рынке (90% продаж) управляется двумя операторами: технологическим – СО ЕЭС, коммерческим – ОАО «АТС», где для первого приоритет – надежность, для второго – эффективность продаж. Однако изолированность СО ЕЭС от энергокомпаний и двоевластие на рынке уже привели к проблемам в отрасли:

3.5.1. Решения двух операторов с разным целеполаганием противоречат друг другу, что не позволяет использовать системный эффект оптимизации, определяемый топливоиспользованием;

3.5.2. Корпоративная изолированность структур СО ЕЭС привела к управленческому нонсенсу – потере их ответственности за экономику энергокомпаний, режимами которых они управляют и планы развития которых согласовывают. Форсированный рост тарифов и колоссальные избыточные мощности это наглядно иллюстрируют;

3.5.3. Созданный искусственно раздел привел к тому, что диспетчерские команды стали проходить вне единого контрактного права АО-энерго через имущественные границы. Появилась вероятность задержки исполнения команд, которые противоречат экономике конкретных энергокомпаний. В электроэнергетике США это неоднократно проявлялось при тяжелых авариях, а у нас уже проявляется в зоне практически всех ОДУ;

3.5.4. Жесткое отделение деятельности низовой структуры – диспетчерского управления (РДУ) – от региональных энергокомпаний негативно влияет на качество оценки предаварийных ситуаций, оперативность и полноту принятия мер по локализации аварий из-за потери полноценных контактов с производственными службами энергообъектов. В российских авариях это имело место в Мосэнерго и на Саяно-Шушенской ГЭС;

3.5.5. Работа изолированной компании ОАО «СО ЕЭС» оказалась вне объективного контроля и анализа режимов работы со стороны Инспекции по эксплуатации энергосистем, как это было ранее в Минэнерго СССР и РАО «ЕЭС России». Рост аварий с системными последствиями и крупными отключениями (> 100 МВт), достигший в прошедшем, 2014 году 70%, свидетельствует о катастрофическом снижении общеотраслевой надежности.

По состоянию на текущий момент можно констатировать, что высокая компетентность персонала СО ЕЭС при существующей структуре не используется с максимальной отдачей для электроэнергетики.

В результате перечисленных недостатков:

  • неполно и некачественно выполняются основные принципы оперативно-диспетчерского управления в части осуществления мер, направленных на безопасное функционирование электроэнергетики и предотвращение аварийных ситуаций;
  • созданные сегодня условия функционирования рынков электроэнергии не соответствуют законодательным требованиям (ФЗ-35, ст. 6) о балансе экономических интересов поставщика и потребителей энергии, использовании рыночных отношений и конкуренции для минимизации стоимости электроэнергии;
  • недостоверные прогнозы, используемые при реализации согласованных СО ЕЭС дорогостоящих перспективных программ развития, приводят к избыточным резервам генерирующих мощностей и строительству незагруженной электросетевой инфраструктуры;
  • не проводится государственная политика в электроэнергетике в части обеспечения энергетической безопасности из-за согласованного СО ЕЭС массового применения в энергокомпаниях нелокализованного оборудования зарубежных фирм с коротким жизненным циклом, что не соответствует основным принципам оперативно-диспетчерского управления (ФЗ-35, ст. 13) в части мер, направленных на безопасное функционирование электроэнергетики и предотвращение аварийных ситуаций.

Серьезные замечания по эффективности функционирования СО ЕЭС требуют оперативного принятия радикальных мер по исправлению возникающих недостатков. Ни одна подсистема в Большой управляемой системе – электроэнергетике России – не может быть эффективной, если она изолируется и защищает только свои интересы. Очевидно, что государству как собственнику целесообразно внести соответствующие коррективы в структуру управления электроэнергетикой.

Например, для исключения аналогичных рисков правительствами Великобритании и КНР было принято решение о включении диспетчерских управлений в состав национальных электросетевых компаний, то есть фактически вернулись к доказавшим свою жизнеспособность дореформенным структурам.

Вывод:
Выделение ОАО «СО ЕЭС» в отдельный регулируемый диспетчерский бизнес привело к тому, что оценка его работы не зависит: от эффективности или убыточности задаваемых электростанциям режимов работы на оптовом рынке; от точности перспективных прогнозов потребления, определяемых стоимостью согласованных СО ЕЭС перспективных инвестиционных программ; от убыточности продаж производимой энергии самым крупным и социально значимым сектором генерации – ТЭЦ. Уже сегодня убытки по этим факторам составляют более 100 млрд руб./год.»

Поделись

Информация об авторе

admin-operby
Энергетик, блогер, публицист.